понедельник, 28 апреля 2014 г.

Сегодня (28 апреля) день памяти жертв холокоста

Замечательный психотерапевт, психиатр, клинический психолог Виктор Ефимович Каган.

Оригинал



ШОА



День памяти



задача была столь грандиозна

что решить её по одному

не хватило бы жизни

поэтому

нас пулями сталкивали во рвы

сжигали в домах и печах

или просто закапывали живьём

педантично ведя бухгалтерию

окончательного решения

бухгалтерия так бухгалтерия

если бы все убитые

встали друг другу на плечи

то голова последнего

торчала бы на этом колу

выше спутников

а если бы их тела сложить в ряд

ноги к голове

получилось бы четыре раза

лондон москва туда и обратно

или немного больше чем москва вашингтон

или немного меньше чем рио де жанейро москва

тридцать миллионов литров крови

железнодорожный состав длиной

в четыре с лишним сотни цистерн



сегодня

мечтающие повторить этот опыт

но уже довести его до конца

говорят что этого не было

что всё это козни мирового кагала

который должен быть уничтожен

включая половинок четвертушек восьмушек

продавшихся примкнувших

и просто сомнительных и похожих

на всякий случай с запасом

великой идеи ради и надёжности для

чтобы взметнувшись ввысь

стрела из тел дотянулась до бога

и крови хватило на тысячи лет

красить закаты побелевшего от ужаса неба



а над хрупкими крышами этого мира

с его стальными и атомными потрохами

взявшись за руки и не отрывая глаз друг от друга

летят ева с адамом

суламифь с соломоном

мойша с хавой

и в плацентарных водах любви

под плач зачарованной скрипки

плещется новая жизнь

маленькая и неистребимая

еврейская жизнь



***

Бабий Яр

багровый лист на мокрой мостовой

антоновка желтеет кисло-сладко

пустующая детская площадка

фонарь искрится в дымке дождевой

спортивный комплекс гаражи и сквер

в окне незанавешенном торшер

гул подземельный сквозь асфальт невнятен

и дым отечества нам сладок и приятен



***

Время вертится волчком.

В лёгких мира воздух спёрло.

Немота стоит торчком

в бесполезной язве горла.



Водка царская, так пей

пересохшим гулким сердцем –

боль покажется тупей.

Заходи. Смотри. Освенцим.



Крошит спину тяжесть плеч.

Ты сливаешься с потоком.

Слева печь и справа печь,

прямо провода под током.



Музыканты на плацу –

льётся музыка из фото.

Хрусткой льдинкой по лицу

стелется кипенье пота.



Вдоль хранилищ для волос,

кожи, золота, одежды

по волнам свинцовым слёз

без просвета, без надежды.



Твой сосед по группе мил.

Из карманчика платочек.

«Жаль, вас Гитлер не добил, –

говорит, – ведь так, жидочек?»



***

Читая историю

В то самое время,

когда капитан вермахта, член NSDAP,

сказавшись в сосиску пьяным,

в дальней пустой землянке

молится еврейскому Богу,

как учил его еврейский папа,

в такой же сырой землянке

десять офицеров, членов ВКПб,

хоронясь от глаз особиста и стукачей,

собирают миньян.



В то самое время,

когда рядового Раскина

доволакивают по снегу под Сталинградом

в госпиталь, где ражий санитар

пялится в его солдатскую книжку:

«Раскин?! Жид?!»,

рядовой вермахта

навещает папу в Освенциме,

где начальник лагеря

говорит ему:

«Если б не твой Железный Крест,

быть бы тебе рядом с твоим жидовским папашей».



В варшавском дворике

неподалёку от вокзала,

откуда Януш Корчак

со своими Йоськами, Юзками и Яськами

отправлялся в скотском вагоне

не на лето в Михалувку,

а в Вечность с пересадкой в Треблинке,

красивая полька с красивым кувшином воды в красивых руках

протягивает красивое мыло красивому офицеру

с красивой Золотой Звездой на красивой груди,

чьи оба деда и обе бабки канули в той же Треблинке:

«Мойтесь, пан офицер,

это хорошее натуральное мыло –

из жирных жидов».



– Господи, – не выдерживаю я, –

иже еси на небеси,

как Ты мог,

чем думал,

где был?!



– Не спрашивай, где Я был.

Я был со всеми,

но не все были со Мной,

как и сейчас, когда Я со всеми,

но многие ли со Мной?

А если всё-таки хочешь спросить с Меня –

спроси с себя самого,

ибо жизнь продолжается.



(с)2009





Комментариев нет:

Отправить комментарий